Штурм Инстербурга

Версия для печатиОтправить эл. почтойPDF-версия

На подступах к городу:

В октябре 1944 года командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии И.Д. Черняховский получил приказ Ставки Верховного Главнокомандования провести наступательную операцию с целью разгромить тильзитско-инстербургскую группировку противника. Для разгрома противника в Восточной Пруссии первым перешел в наступление 3-й Белорусский фронт, который проводил Инстербургско-Кенигсбергскую операцию.

20 января 1945 года, в 9 часов 30 минут началась массированная воздушная бомбардировка Инстербурга зажигательными и фугасными бомбами. Большим разрушениям подверглись Гинденбургштрассе (ныне ул. Ленина), Луизенштрассе (ныне ул.Тельмана), Вильгельмштрассе (ныне ул. Пионерская), Зирштрассе (ныне ул.Калининградская), Маркграфе плац (территория между совр. ул. Пионерской и Суворова, где располагается Свято-Михайловский собор), Альтер Маркт (ныне пл. Ленина) и район у Каралененского шлюза.

Соединения 11-й гвардейской армии  в течение дня продвинувшись вперед на 15-25 км, вышли на рубеж Ауловёнен – Гросс Францдорф – Зесселякен, создав серьезную угрозу инстербургско-гумбинненской группировке с севера.

Правофланговый 8-й гвардейский стрелковый корпус 11-й гвардейской армии и 1-й Краснознаменный танковый корпус под командованием генерал-лейтенанта В.В. Буткова обошли инстербургскую группировку с запада, а 16-й и 36-й гвардейские корпуса во взаимодействии со 2-м гвардейским танковым корпусом вышли на подступы к Инстербургу с севера. Войска 5-й армии охватили Инстербург с востока.

 

Штурм города 21—22 января 1945 года:

В штурме Инстербурга принимали участие: Третий Белорусский фронт: 5 армия: 72 стрелковый корпус, 36 стрелковый корпус (16-я и 18-я дивизии), 11 гвардейская  армия.

 

21 января, 0 часов 40 минут. Командующий 3-м Белорусским фронтом И.Д. Черняховский поставил штабу 11-й гвардейской армии задачу: с утра 21 января продолжать стремительное наступление и во взаимодействии с 5-й, 28-й армиями и 1-м Краснознаменным танковым корпусом ударом частью сил с севера и северо-запада овладеть Инстербургом, главными же силами выйти на фронт Ной Ширау – Вирбельн – Штеркенингкен. Прорыв обороны противника на участке Гросс Шункерн – Георгенбург возлагался на 36-й гвардейский стрелковый корпус, наступавший в направлении Нойнишкен – Инстербург.
          Согласно приказу, 8-й и 16-й гвардейские стрелковые корпуса продолжили наступление на правом фланге, стремясь с ходу прорвать главную полосу Ильменхорстского укрепленного района и развить успех на Велау, обходя с севера и запада инстербургскую группировку. 36-й гвардейский стрелковый корпус, в свою очередь, вел на левом фланге 11-й гвардейской армии упорные бои на инстербургском направлении.

          Инстербург – важный узел железных и шоссейных дорог. Уже задолго до войны город был превращен в опорный пункт обороны. Немцы еще более усилили его укрепления после вступления наших войск в Восточную Пруссию в октябре 1944 года. С севера его прикрывали мощные оборонительные сооружения, а также реки Инстер и танконедоступная с крутым восточным берегом реки Ангерапп. Ожидая штурма города, немецко-фашистское командование усилило группировку своих войск на подступах к нему. Согласно показаниям допрашиваемых пленных, против 36-го корпуса были брошены части 56-й, 69-й, 1-й пехотных и 5-й танковой дивизий. Из состава 4-й армии сюда прибыл 505-й батальон танков «тигр».

 

           В районе Инстербурга находился аэродром оперативного резерва 6-го воздушного флота немцев, обнаруженный с воздуха летчиком 11-го отдельного разведывательного авиаполка 3-й воздушной армии старшим лейтенантом С.И. Мосиенко.
           Накануне штурма у погибшего немецкого полковника, офицера штаба 26-го армейского корпуса, располагавшегося в Хорстенау, была найдена карта с обозначением частей и оборонительных рубежей, отображавшая оперативную обстановку на фронте в районе Инстербурга. После ее изучения выяснилось, что непосредственно в Инстербурге войск было гораздо меньше, чем предполагалось, – не больше двух полков пехоты, 15-20 танков, двух-трех дивизионов артиллерии и четырех-пяти минометных батарей.
          Стало ясно, что штурмовать город следовало немедленно, пока его гарнизон не был усилен другими воинскими подразделениями. Инстербург служил источником постоянной угрозы неожиданных контрударов. Кроме того, 36-й стрелковый корпус мог быть вовлечен в затяжные бои, что исключило бы переброску его в короткие сроки на главное направление, предусмотренное общим планом операции. Инстербургский гарнизон сковывал и войска 5-й армии. Задача осложнялась тем, что город был защищен с севера не только прочными оборонительными сооружениями – дотами, стальными ежами, минными полями, – но и еще двумя реками. Взорванная плотина затопила поймы рек Ангерапп и Инстер. Наступавшие справа и слева подразделения отстали.

 

21 января, 20 часов 30 минут. Командующий 11-й гвардейской армией генерал-полковник К.Н. Галицкий вместе с членом Военного совета армии генерал-майором танковых войск П.Н. Куликовым и оперативной группой штаба прибыл в 36-й гвардейский корпус, чтобы на месте проверить подготовку войск к штурму.

          Командир корпуса Герой Советского Союза генерал-лейтенант П.К. Кошевой доложил свой план штурма Инстербурга. Он намечал нанести главный удар, с севера вдоль шоссе Тильзит – Инстербург, войсками 18-й дивизии, усиленной 75-м тяжелым танковым и шестью артиллерийскими и минометными полками, а вспомогательный, на юго-запад через Гильшкен (Гиллишкен) – Шприндт, – войсками 16-й дивизии, усиленной 350-м самоходно-артиллерийским, двумя артиллерийскими и минометными полками, пушечной артиллерийской бригадой, двумя дивизионами гвардейских минометов. П.К. Кошевой просил командующего в случае необходимости подчинить ему 84-ю дивизию для наращивания главного удара в направлении Гросс Шункерн – Штеркенингкен и обхода города с запада. Согласно оперативному плану, Инстербург должен быть взят к 6 часам утра 22 января.

          После решения всех вопросов по организации боя командующий вместе с П.К. Кошевым выехал в 18-ю гвардейскую дивизию, чтобы на месте разобраться в обстановке на главном направлении и, если потребуется, помочь спланировать военные действия командиру дивизии генерал-майору Г.И. Карижскому: ему предстояло вести ночной бой на подступах к Инстербургу и в самом городе. До начала боя П.К. Кошевой находился в расположении 18-й дивизии, прорабатывая с командирами подразделений детали предстоящей операции.

21 января, 22 часа 00 минут. После 20-минутной артиллерийской подготовки орудиями, «катюшами» и минометами началось наступление на Инстербург. 18-я дивизия наносила главный удар двумя (51-м и 53-м) стрелковыми полками, усиленными танками 75-го танкового полка, вдоль шоссе, стремясь овладеть переправами через Инстер в районе Георгенбурга и ворваться в город с севера. Третий (58-й) полк должен был, наступая из района Падройена через лес Штаатс Форст Падройн, переправиться через Прегель в районе Неттинена и ворваться в город с запада и северо-запада.
          16-я дивизия, имея в первом эшелоне полки 43-й и 49-й, наступала в общем направлении на Шприндт; левофланговый 49-й полк был усилен 350-м гвардейским тяжелым самоходно-артиллерийским полком. Находившемуся во втором эшелоне 46-му полку предстояло после форсирования Инстера ударом с севера, переправившись через Ангерапп, прорвать внешний укрепленный рубеж обороны и войти в город.
          Немецко-фашистские войска оказывали упорное огневое сопротивление. Первая атака обеих дивизий при поддержке 23-й гвардейской самоходной артиллерийской дивизии около полуночи была отбита. Наша артиллерия не подавила огневые точки, расположенные в каменных зданиях. Повторная атака через 45 минут также не дала существенных результатов. Немцы снова встретили наступающие части сильным пулеметным, артиллерийским и минометным огнем и яростными контратаками. Особенно сильное сопротивление враг оказал в районе Пагелинена и Жиляйтшена.
          Резкие порывы ветра и мокрый снег затрудняли продвижение наших подразделений: шинели и обувь бойцов промокли, было нелегко продвигаться по обледеневшему снегу. Зима выдалась снежной (глубина снежного покрова на окраине города доходила до 40 сантиметров), с температурой до 15 градусов ниже нуля.
        Лишь на фронте 18-й дивизии добился успеха 58-й полк (командир – подполковник В.Г. Кривич, в будущем руководитель крупного колхоза, Герой Социалистического Труда), который, развернувшись двумя батальонами севернее Падройена, решительным ударом выбил противника из этого опорного пункта и почти полностью уничтожил его гарнизон. После ожесточенного боя была захвачена и железнодорожная станция Грюнхайде. На снегу остались более сотни вражеских солдат и офицеров. У деревни Бадупёнен (Плядден, в двух километрах западнее Грюнхайде) отличились разведчики под командованием гвардии старшины П.К. Кобозева (97-й гвардейский стрелковый полк), посеявшие панику в тылу немцев. Позже за этот рейд старшина был награжден орденом Славы 1-й степени.

21 января, 23 часа 00 минут. Батальон гвардии майора Н.М. Абатурова 53-го гвардейского полка, с танками и самоходными установками, атаковал населенный пункт Пагелинен и разгромил гарнизон. Развивая наступление, подразделения полка вышли на южную опушку леса западнее Георгенбурга. Тем самым они глубоко обошли левый фланг немецкой группировки, оборонявшейся на участке наступления главных сил корпуса, и создали угрозу выхода ей в тыл. Однако, вместо ожидаемого отступления к югу, противник произвел перегруппировку сил и, подтянув в район Россталя (стык дивизий 36-го корпуса) до двух батальонов пехоты с танками, продолжал настойчиво сдерживать наступление наших дивизий, а на отдельных участках даже предпринимал контратаки.
         Более того, усилив двумя ротами пехоты и танками отходившие подразделения 69-й пехотной дивизии в районе Виллиамсфельде, фашисты попытались отбросить 58-й полк в северном направлении. До 24 часов полк отразил четыре атаки пехоты и танков.
         Столь же яростно сопротивлялись немцы в это время и в полосе наступления главных сил корпуса. Наши дивизии продвигались очень медленно. С НП корпуса было отчетливо видно, как горели немецкие и наши танки, как взрывались в небе сотни ракет, как трассирующие пули секли темноту. По их траекториям можно было безошибочно определить, где наши и где немцы.

        Равномерное распределение артиллерии и танков перед началом наступления давало свои отрицательные результаты. На направлении главного удара 18-я дивизия застопорилась, наступление замедлилось, хотя с начала атаки уже прошло два часа. Но все же события развивались в пользу наших войск. Трудности при взятии такого укрепленного города были неизбежны. Командир корпуса уверенно управлял ночным боем, проявляя выдержку и рассудительность. В этот сложный момент, проанализировав ситуацию, Петр Кириллович Кошевой принял решение ввести 84-ю дивизию в район действий 58-го стрелкового полка, чтобы использовать успех последнего, обойти Инстербург с запада и этим облегчить выполнение задач 18-й и 16-й дивизиям.

22 января, 0 часов 30 минут. Части 84-й дивизии, развернувшись на участке Хорстенау – Падройен, из-за правого фланга 18-й дивизии перешли в наступление в юго-западном направлении. Очистив от регулярных частей и инстербургского фольксштурма лес Штаатс Форст Падройн, ее полки решительными атаками овладели опорными пунктами Гросс Шункерн и Цвион. Остатки народного ополчения передислоцировались в Альтхоф. Командир 84-й дивизии генерал-майор И.К. Щербина умело воспользовался этим успехом и смелым маневром отрезал противнику пути отхода на запад севернее реки Прегель. Немцы забеспокоились: они боялись «котлов», в их действиях все сильнее стала наблюдаться нервозность.
        

           Наступающие одновременно 18-я и 16-я дивизии, прорвав оборону противника, ввели в бой передовые подвижные отряды, которые, пользуясь ночной темнотой, стали быстро продвигаться во вражеском тылу в направлении Георгенбурга.

Поначалу Георгенбургом овладеть не удалось. С запада мощный опорный пункт было не обойти: тяжелые танки не могли преодолеть заболоченную низину. Кроме того, на дороге, ведущей в город, гитлеровцы подожгли две машины с боеприпасами, и снаряды непрерывно взрывались, поражая осколками все вокруг. Захват Инстербурга оттягивался. Время работало на противника.
В этой ситуации генерал П.К. Кошевой приказал командиру 53-го стрелкового полка вести огневой бой, отвлекая на себя основные силы врага, а 51-му и 58-му полкам нанести удар с северо-запада, продвигаясь вдоль берега реки Инстер.
22 января, 1 час 00 минут. Успешно действует передовой отряд 18-й дивизии, и в первую очередь батальон гвардии майора Н.М. Абатурова. Выйдя к северной окраине Георгенбурга, вместе с другими частями 18-й дивизии он с ходу овладел этим населенным пунктом, затем ворвался на мост через реку Инстер, уже подготовленный к взрыву, и, уничтожив охрану, захватил его. В разминировании моста отличились бойцы саперного взвода лейтенанта Шапошникова. Часовых бесшумно снять не удалось, поэтому завязался короткий бой. Под прикрытием батальона саперы – старший сержант Осипов и командир отделения Ганищев – быстро разгадали систему минирования и ликвидировали подрыв, перерезав 14 контактных проводов. Бойцы Аристов и Родин нашли и удалили проводку, обезвредив шесть фугасных мин. Всего было снято около трехсот килограммов взрывчатки.

22 января, 2 часа 00 минут. Боевые машины 75-го танкового полка с десантом автоматчиков под командованием майора Николая Михайловича Абатурова ворвались на северную окраину города и вышли к мосту через реку Ангерапп.

Передовой отряд 16-й дивизии овладел в упорном бою населенным пунктом Шприндт, после чего, прорвавшись к переправам через Ангерапп на северо-восточной окраине Инстербурга и с ходу форсировав реку, занял небольшой плацдарм на южном берегу. Сюда была переправлена артиллерия, благодаря чему 43-й и 49-й полки смогли прорвать оборонительный рубеж и выйти к северной окраине Инстербурга.
       Таким образом, за четыре часа ночного боя соединения 36-го гвардейского стрелкового корпуса, сломив сопротивление противника на ближних подступах к Инстербургу, завязали бои на его окраинах. В районе инстербургской тюрьмы гвардейцы уничтожили до двух рот противника. Немецко-фашистские войска не выдержали удара советских войск и оказались вынужденными отойти в город.

       Гарнизон Инстербурга сопротивлялся упорно. Гитлеровцы заняли все приспособленные к обороне здания на северной окраине и пытались сильным огнем из пулеметов, минометов и артиллерии задержать продвижение наших войск, не дать переправиться через Ангерапп. Однако, преодолевая сопротивление, части корпуса продолжали успешно наступать.
       В городе на момент штурма находились вражеские части общей численностью до 6,5 тысяч человек (среди них танковый и артиллерийский полки, батальоны фолькстштурма, полицейские, пожарные, эвакуационные, санитарные команды и другие подразделения). Буквально каждое здание было подготовлено к обороне, каменные дома превращены в доты с крупнокалиберными пулеметами, легкими и средними орудиями. Сооружены были на улицах и площадях траншеи с многочисленными пулеметами, заминированы мосты и многие здания, установлены на подступах к городу минные поля и проволочные заграждения, подступы хорошо простреляны. Город, оставленный жителями (последний поезд выехал в ночь на 21 января), был лишен электричества и воды, хотя и основательно укреплен фортификационно. А на массивных афишных тумбах были наклеены плакаты с обращением гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха, в котором он уверял, что русским «никогда не воевать в пределах Германии».
        Западнее Инстербурга реку преодолел 58-й полк 11-й гвардейской дивизии, оседлал шоссе, ведущее в Кёнигсберг, и позже ворвался на западную окраину города.
В передовых наступающих на город советских частей двигались соединения полковника Гришина. Батальону майора К.М. Васильева 18-й стрелковой дивизии была поставлена задача – с северо-запада скрытно через реку Ангерапп выйти в район городской бойни (ныне мясокомбинат), овладеть ею, нейтрализуя охрану, и сломить сопротивление инстербургского народного ополчения, засевшего в дубовом бору. Выполнение этой задачи было возложено на заместителя командира батальона по политической части Петра Севастьяновича Лесового. Бои здесь носили особенно ожесточенный характер. В зданиях бойни укрепилась большая группировка фашистов. В одном из погребов был устроен дот. Гитлеровцы простреливали местность, не давая приблизиться к мосту. Однако охрана была ликвидирована еще до подхода батальона. Пулеметную точку уничтожил гранатами комсомолец Лихачев. В большое каменное здание первыми ворвались гвардейцы Сафонов и старший сержант Павлов. Дальнейшая боевая задача состояла в том, чтобы без выстрелов перейти по льду реку правее моста, снять охраняющих его часовых и дать возможность нашим танкам по мосту войти в город. Бойцы закрепились на кладбище за кирхой. Операцию по уничтожению охраны у моста осуществил взвод разведчиков и саперов во главе с секретарем партбюро батальона старшим лейтенантом Яковом Петровичем Буденным.
        Прикрывая мост через Ангерапп, противник засел в четырехэтажном доме, ведя оттуда прицельный пулеметно-автоматный заградительный огонь. Командир батареи 99-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады капитан В.К. Боровик с большим трудом подтянул тяжелые гаубицы к реке и прямой наводкой поэтажно разрушил обороняющийся дом. Уничтожив противника, артиллеристы вместе с пехотой подошли к мосту и переправились на западный берег реки.
22 января, 2 часа 30 минут. Охрана моста без единого выстрела снята, и мост подготовлен к проходу передовых частей дивизии. Его правая сторона несколько осела, но это не помешало пройти по нему тяжелым танкам. Разминированы были также и подрубленные придорожные липы, подготовленные для завала.

Батальон К.М. Васильева с частью пехоты 53-го полка при поддержке танков 75-го гвардейского тяжелого танкового полка Кудрявцева, прибывшего со стороны пригородного поселка Шприндт, под огнем немецких минометов первым устремился (с дистанцией 30 метров между машинами) по мосту в город на Театерштрассе (ныне ул.Льва Толстого). За ним последовали машины с орудиями 7-й батареи (командир – капитан А.С. Рябов) 213-го гвардейского артиллерийского полка. Миновав мост, танки остановились у крайних домов, прикрытых с запада крутым взгорьем (здесь позже расположился КП 18-й гвардейской армии), и затем с батальоном Абатурова, посаженным на них в качестве десанта, ворвались в центральную часть города. Артиллеристы батареи Рябова попали в это время под сильный обстрел. Развернув орудия, расчеты сумели наладить прицельную стрельбу при поддержке 8-й гвардейской гаубичной артбригады гвардии полковника Д.Е. Старынина. Пехотинцы вышли к лютеранской церкви, на площадь Альтер Маркт, по арочному мосту и разгромили укрепления на площади. К этому времени КП дивизии был перенесен на западную окраину города, где разворачивались главные события сражения. Четко действовала дивизионная связь (начальник связи дивизии – подполковник Моисей Львович Альтман, который в будущем, в соавторстве с журналистом и участником войны Николаем Андриановичем Жмылевым, напишет документальную повесть «Штурм Инстербурга»).
        Для охвата города с левого фланга в сторону кёнигсбергского шоссе были Инстербург после боев. Перекресток Дойчештрассе и Вильгельмштрассе. выдвинуты батальоны 58-го полка: 2-й, гвардии капитана Андрианова, и 3-й, гвардии старшего лейтенанта Зырянова. Немецкие подразделения, потеряв связь и управление, перед рассветом устремились к западной окраине города и попытались прорваться по шоссе на Кёнигсберг, но были встречены огнем танков, самоходных орудий и крупнокалиберных пулеметов зенитной роты. Последними из граждан, покинувших город, были полицейские из участка на Шпритценштрассе (ныне ул.Водопроводная).
       В ходе тяжелого ночного боя воинам 16-й и 18-й гвардейских дивизий все же удалось прорвать оборону противника. Серьезный урон врагу был нанесен в районе аэродрома и Белькештрассе (ныне ул.Чапаева). Враг дрогнул и стал отступать. Ряд подразделений в непредсказуемом ночном сражении не участвовал, ожидая рассвета. Вскоре к северной окраине города подтянулись и стрелковые батальоны 21-го гвардейского стрелкового полка подполковника Н.М. Прикладышева и 51-го гвардейского стрелкового полка подполковника С.Е. Павлова.

        О первых результатах ночного боя генерал-полковник К.Н. Галицкий доложил по ВЧ командующему 3-м Белорусским фронтом генералу армии И.Д. Черняховскому, перечислив в донесении координаты всех подразделений корпуса. Командующий высказал опасения по поводу успешности дальнейшего хода событий, поскольку в полосе действий 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова враг оказывал упорнейшее сопротивление. Правый фланг 5-й армии был на данный момент времени «провален», а для того чтобы овладеть Инстербургом, требовался и удар по немецким позициям с востока.
        Пехотные войска повели уличные бои в самом городе. Наступающие увидели следы авиаудара по городу – разбитый автотранспорт, трупы людей и лошадей. Гитлеровцы, действуя мелкими группами, обороняли каждый дом, повсюду были огневые точки. Большая часть танков полка Кудрявцева прорвалась к Нойен Маркт (ныне Театральная площадь), где перед зданием Гезельшафтхауза (ныне гарнизонный Дом офицеров) остановилась на дозаправку и пополнение боекомплекта. Со всех сторон пылали дома. С крыш летела черепица, в небо поднимались огромные столбы дыма, дым стелился клубами и по улицам. Одна из машин взяла под охрану само здание театра, чтобы оно не пострадало от дальнейших разрушений. После получения очередного приказа от командира полка – помочь огнем пехоте в районе вокзала и товарной станции, превратившихся в руины, – для поддержки были выделены «тридцатьчетверки» лейтенанта Юрия Николаевича Соллогуба, разгромившие гитлеровские оборонительные порядки, выйдя к вокзалу через туннель. Однако численный перевес оставался на стороне фашистов. Оправившись от неожиданной танковой атаки, гитлеровцы засели по дворам, подвалам и чердакам опустевших домов, держа под обстрелом улицы и подступы к площадям. В уличных боях отличился орудийный расчет гвардии старшины Каурова. Метким огнем артиллеристы расчищали путь нашей пехоте. Часть подразделений устремилась к шоссе на Кёнигсберг. Здесь завязалось настоящее сражение. Плотному огню из пулеметов и минометов гитлеровцев наступающие советские войска противопоставили артиллерию и, выдвинув орудия на прямую наводку, уничтожили основные огневые точки.
        Несмотря на ночное время, в городе было светло от огня пожарищ. Рушились на мостовые стены пылающих домов. Эвакуировав жителей, гитлеровцы сжигали все, что могло гореть, пытаясь остановить наступательный порыв русских. Сильные бои шли на Вильгельмштрассе, где наши танки попали под огонь гранатометчиков. Особенно жарко было в западной части города, превращенной контратакой артиллерии в груду развалин. Тяжелые бои шли у торгового дома на углу Гинденбургштрассе и Альтер Маркт и близ универмага на перекрестке Эрих-Кох-Штрассе и Хорст-Вессель-Штрассе (ныне ул. Калининградская и Пионерская).
22 января, 4 часа 00 минут. Упорные бои на окраинах города продолжались до 4 часов. При подходе к центру полки обеих дивизий снова встретили упорное сопротивление противника. Бой принял очаговый характер, исход которого зависел от самостоятельных и инициативных действий небольших подразделений и штурмовых групп. Немцы, занимавшие чердаки, верхние этажи, подвалы, вели по наступавшим шквальный огонь. 53-й полк 18-й дивизии, наступавший по главной магистрали города (Гинденбургштрассе), был остановлен огнем вражеских танков у перекрестка с Дойчештрассе (ныне ул.Крупской). Тогда гвардии сержант Исмайлов, находившийся в головной штурмовой группе (4-я стрелковая рота), установил в подъезде одного из горящих домов орудие, расчетом которого командовал, и открыл огонь прямой наводкой по танкам. Парторг роты старшина Абрамов уничтожил немецкий пулемет, препятствовавший продвижению штурмовой группы, и увлек роту в атаку. Враг был уничтожен, дома на перекрестке улиц захвачены.
          Плотная застройка в центре города (на протяжении кварталов – от перекрестка до перекрестка  – отсутствовали промежутки между отдельными домами) осложнила действия наступавших подразделений, что заставило их несколько изменить формы и методы ведения боя. Наряду с атаками зданий со стороны улиц приходилось штурмовать их через окна, двери и проломы в стенах, забрасывая предварительно ручными гранатами – основным оружием уличного боя. Серьезную опасность для наступавших представляло собой и то обстоятельство, что в городе действовало большое число немецких снайперов.

22 января, 5 часов 30 минут. Подавлены основные очаги сопротивления противника. Одновременно город атакован и с южной стороны. Стрелковому батальону под командованием гвардии капитана Николая Николаевича Андрианова (в будущем директор Черняховского авторемонтного завода) была поставлена задача – отрезать пути отхода немцам в юго-восточном направлении. Ночью в пяти километрах восточнее Инстербурга гвардейцы переправились через реку и овладели Альтхофом. В здании, которое ныне занимает авторемзавод, был размещен первый в Инстербурге наблюдательный пункт наших войск. К утру была оседлана шоссейная дорога на Кёнигсберг.
         На рассвете в город вошла и 16-я гвардейская дивизия. 46-й полк дивизии, форсировав Ангерапп, завязал бои на северо-восточной окраине. Постепенно, очищая квартал за кварталом, части обеих дивизий заняли всю центральную часть города и район Георгенхорст (местность за стадионом, близ железнодорожной линии и моста у пляжа, называемого ныне «Белой стенкой»). Инициативно действовал расчет артиллерийской самоходной установки лейтенанта Харина.
         Воины всех артиллерийских бригад, пробираясь по заваленным улицам, ставили орудия и минометы и прямой наводкой уничтожали огневые точки и танки противника. В то же время в восточную часть города ворвались части 215-й (командир – Герой Советского Союза генерал армии Андроник Абрамович Казарян) и 63-й стрелковых дивизий, 954-й легкий самоходный артиллерийский полк 72-го стрелкового корпуса 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова. Во взаимодействии с ними гвардейцы 36-го корпуса завершали успешные бои за Инстербург.
        Тяжелые пулеметы противника преградили путь передовым ротам 346-го стрелкового полка 63-й стрелковой дивизии, и орудийный расчет 209-го гвардейского артполка (командир расчета – гвардии старший сержант Ф.И. Игнатьев), подкатив орудие к трехэтажному зданию, где находились фашистские пулеметчики, уничтожил три огневые точки. Гитлеровцы вели огонь и с чердака; пробив в нескольких местах орудийный щит, они тяжело ранили наводчика и заряжающего. Прицельными выстрелами Ф.И. Игнатьев уничтожил врагов на чердаке. Пехотинцы ворвались в здание и добили противника.
         Когда части 51-го и 53-го полков вышли на западную и юго-восточную окраины города, с сопротивлением врага было покончено. Отступающие гитлеровцы ринулись по переулкам, чтобы покинуть горящий город, но были встречены и здесь плотным огнем советских гвардейцев. Последний очаг обороны противника в районе железнодорожного вокзала был подавлен к утру.
         Генерал-майор Г.И. Карижский радировал командиру корпуса о том, что Инстербург взят, противник из города выбит, и подписал оперативное донесение, в котором говорилось, что в боях на подступах к городу и в городе разгромлены части 1-й Восточно-Прусской пехотной и 5-й танковой дивизий противника.

22 января, 10 часов 00 минут. На свой командный пункт Г.И. Карижский вызвал командиров полков и батальонов и поблагодарил за самоотверженные действия во время штурма города и успешное выполнение боевой задачи.
        В первой половине дня, выйдя на западную и южную окраины Инстербурга, дивизии 36-го гвардейского стрелкового корпуса продолжали уничтожать мелкие группы противника, остававшиеся в городе.

22 января, 15 часов 00 минут. Гитлеровцы начали отчаянную контратаку, которая была отбита с большими потерями для врага.
Дальнейшие контратаки противника также отбивались нашими подразделениями. 

Особенность боев за Инстербург состояла в том, что они проходили на стыке двух армий, которым необходимо было осуществлять тесное взаимодействие.
       Овладение Инстербургом снимало угрозу возможных контрударов противника по флангу 11-й гвардейской армии при наступлении ее на Кёнигсберг, содействовало войскам 5-й и 28-й армий (центр фронта) в разгроме гумбинненской группировки немцев. Глубокий охват войсками 36-го гвардейского стрелкового корпуса гумбинненско-инстербургской группировки с фланга и тыла значительно облегчил войскам 5-й армии выполнение задачи. В специальной листовке, выпущенной Военным советом и политотделом 11-й армии по поводу взятия Инстербурга, давалась высокая оценка боевым действиям частей 36-го гвардейского стрелкового корпуса, войска призывались к дальнейшему наступлению на Кёнигсберг. Корпус мог бы действовать успешнее, если бы генерал Кошевой на своем правом фланге наступал более мощной группировкой войск. Это дало бы возможность окружить противника с запада и юга, а не «выталкивать» его на широком фронте (9-10 км) от Гросс Шункерна до Шприндта, вследствие чего немцам удалось отвести часть своих войск на запад.

Опыт боев за Инстербург подтвердил правильность и целесообразность применения в уличных боях штурмовых групп, танков и самоходно-артиллерийских установок, а также орудий крупных калибров для стрельбы прямой наводкой. Стремительность и безостановочность ночного штурма во многом способствовали успеху операции: штурмовать днем столь укрепленный город было бы гораздо труднее.

         Штурм и взятие Инстербурга стали важной победой в цепи побед Красной Армии. Операция, талантливо продуманная командирами и храбро проведенная воинами 18-й гвардейской стрелковой дивизии, позволила разгромить серьезную оборонительную группировку противника, открыв путь нашим войскам на Кёнигсберг и вынудив гитлеровцев отходить из района Мазурских озер.

22 января Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным был подписан приказ №240, в котором он благодарил подразделения, участвовавшие во взятии города Инстербурга – важного узла коммуникаций и мощного укрепрайона обороны немцев на пути к Кёнигсбергу.

  

         В этот же день, в 19 часов, Москва салютовала в честь победы воинов 3-го Белорусского фронта двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий.

         18-й гвардейской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии, которая несла основную тяжесть боев за город, в числе других соединений и частей, присвоено почетное наименование Инстербургской. Командир дивизии генерал-майор Г.И. Карижский награжден орденом Ленина. 5 мая 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за овладение городами Инстербург, Кёнигсберг и Пиллау ему присвоено звание Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая Звезда» и второго ордена Ленина. Почетного наименования Инстербургских удостоены также 1-й танковый Краснознаменный корпус, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор танковых войск В.В. Бутков, и 130-я истребительно-бомбардировочная авиадивизия полковника Ф.И. Шинкаренко, входившая в состав 1-й воздушной армии Героя Советского Союза генерал-полковника авиации Т.Т. Хрюкина.

 

  1. 1.     Кто отличился при штурме города

Гвардейцы проявляли исключительную храбрость и героизм. Гвардии лейтенант Анатолий Медведев, пробравшись ночью в расположение врага, уничтожил экипаж немецкого танка, а машину привел в расположение батареи. Когда гитлеровцы пошли в атаку, артиллерист из танка подбил две вражеские машины. (В бою за местечко Мульдшен Анатолий Медведев погиб.) Отличились батальоны Н.Н. Андрианова, К.М. Васильева и Б.Ф. Сафонова, орудийный расчет старшины Викторова, отразивший несколько танковых атак противника.

Успешно действовали передовой отряд 18-й дивизии, и в первую очередь батальон гвардии майора Н.М. Абатурова: ворвался на мост через реку Инстер, уже подготовленный к взрыву, и, уничтожив охрану, захватил его. В разминировании моста отличились бойцы саперного взвода лейтенанта Шапошникова. Часовых бесшумно снять не удалось, поэтому завязался короткий бой. 

  1. 2.     Сколько погибших во время штурма:  

       В ходе штурма противник понес значительные потери. Фактически были разгромлены 1-я Восточно-Прусская пехотная и 5-я танковая дивизии гитлеровцев. Уничтожено много единиц техники и боеприпасов, в частности 18 танков, 13 самоходных штурмовых установок, 9 бронетранспортеров, 19 минометов, 33 орудия. В качестве трофеев захвачено 2000 винтовок
и автоматов, 233 пулемета, 45 минометов, 47 орудий, 6 самоходок с боеприпасами, 15 продовольственно-фуражных и вещевых складов, два железнодорожных состава с различными грузами. Погибло 2050 фашистских солдат и офицеров. Только воинами 18-й дивизии взято в плен 260 человек.

В дни штурма Инстербурга погибло около четырех тысяч советских солдат и офицеров.

 

  1. 3.     Памятники, мемориальные доски

Мемориальная доска генералу армии И. Д. Черняховскому на фасаде школы № 5. Открыта 9 декабря 2015 года.

Памятник И.Д. Черняховскому

Мемориал в память Великой Отечественной Войны

Памятные знак к годовщине штурма Инстербурга (открыт 22 января 2016г. в Черняховске у Музея истории).

  1. 4.     Наличие захоронений.

В братской могиле в Черняховске похоронены 3 тысячи 146 советских солдат и офицеров.